СВОБОДНЫЙ ПОРТ ВЛАДИВОСТОК ВРЕЗАЛСЯ В «ЗОЛОТОЙ ЗАБОР»

В свободном порту Владивосток заявленные таможенные преференции до сих пор остаются неэффективными и невостребованными, сообщает деловой еженедельник «Конкурент». Так, среди 850 резидентов СПВ всего пять применяют процедуру СТЗ — свободной таможенной зоны.

СТЗ представляет собой особую модель организации режима таможни, при котором продукция ввозится или вывозится в пределах этой зоны за границу государства с существенными льготами по налогообложению, пошлинам, таможенным платежам.

По словам экспертов, низкая востребованность СЗТ — дороговизна организации ЗТК (зоны таможенного контроля), без которой на сегодняшний день применение СТЗ невозможно, а это означает строительство ограждений, установку системы видеонаблюдения и другие элементы «благоустройства» участка. Как сообщил генеральный директор «ВаниноТрансУголь» Юрий Тямушкин, для того чтобы воспользоваться преференцией, его компании потребуется огородить территорию 350 га, потратив 350 млн руб. Стоимость работ по организации ЗТК начинается от 3 млн руб. и теряется в бесконечности, а без дорогостоящего забора льготу не получить.

Антон Скорик, председатель Ассоциации поддержки резидентов свободного порта Владивосток: «Собственно, закон о свободном порте предусматривал возможность заменить организацию этой зоны информационной системой таможенного контроля, которая полностью исключает такие физические средства, как ограждения — вся информация о перемещении товаров должна автоматически уходить в таможенные органы, однако на сегодняшний день данная система не работает. С одной стороны, Минфин заявляет, что спроса нет, ведь всего несколько резидентов из сотен захотели воспользоваться преференцией. С другой, где причина, а где следствие? Если бы процедура нормально работала, и спрос бы появился».

Невидимые руки

Проблема получила широкое обсуждение на последнем Восточном экономическом форуме. Владимир Булавин, руководитель Федеральной таможенной службы, сослался на обновленный Таможенный кодекс, который допускает несколько иной подход к обустройству зон таможенного контроля, чем это было принято в свободном порту Владивосток. В связи с чем ФТС подготовила и направила в Минфин предложения о снижении требований к обустройству ЗТК.

Предполагается, что в феврале 2019 г. может быть принят закон, упрощающий получение информации о ввозимых товарах в свободную таможенную зону. Речь идет в том числе о создании некоего интегратора, который займется обеспечением информационного обмена между бизнесом и таможней. А пока система не работает, резиденты предлагают действовать на опережение и найти возможность досрочно отрабатывать механизмы, которые будут применяться в будущем. Строить «золотые заборы» они не хотят. Но даже если участник СПВ, на чьем участке запроектированы гостиница или торговый центр, готов пойти на такие жертвы, его сдерживает недосказанность закона, ведь чтобы в дальнейшем использовать объект, забор придется снести. Потеряются ли тогда налоговые льготы или нет — до сих пор твердого ответа нет.

Кроме того, когда СПВ начал работать, стало ясно, что история, ориентированная на внешний рынок, не удалась. В ближайшем будущем, а может быть, и никогда, свободный порт не станет генератором экспортных потоков товаров с высокой добавленной стоимостью.

Антон Скорик: «Если посмотреть на технических резидентов, мы увидим, что многие компании работают на внутреннего потребителя, и получается, что, разрабатывая закон, ему задавали один вектор, а невидимая рука рынка внесла свои коррективы и показала, что спрос — внутри страны».

Следовательно, по мнению участников рынка, и направленность преференций должна измениться в пользу снижения затрат при выпуске товаров для внутреннего обращения. Реально ли обнулить таможенные платежи для готового продукта?

Владимир Булавин: «С точки зрения всевозможных упрощений мы связаны обязательствами по Единому таможенному союзу, который регулируется новым Таможенным кодексом. Причем когда принимался кодекс, были очень большие споры именно относительно товаров, выпущенных резидентами для внутреннего обращения. Есть практика в стране, связанная с освобождением от таможенных платежей импортного сырья. К примеру, хорошо всем известная компания «Марс», используя режим СТЗ, завозит отдельные импортные компоненты, перерабатывает их. Она допустила нас к своим технологическим и финансовым учетам, чтобы мы идентифицировали завезенное сырье в конечном продукте, выпускаемом данной фирмой, и тем самым компания получила бы возможность снизить себестоимость производства. Но такая практика не освобождает резидента от уплаты таможенных платежей при выпуске товаров для внутреннего обращения».

Судя по всему, не откликнется ФТС и на предложение выбрать определенные отрасли производства, чтобы наделить их льготами в таком формате. Владимир Булавин: «Обнулить пошлины при выпуске товаров, произведенных в свободной таможенной зоне для внутреннего обращения, конечно, можно, но это означает предоставить равные преференции Киргизии, Казахстану, Армении, Белоруссии — вот в чем вопрос, то есть меняется сам смысл таможенной зоны».

Сложные свойства

До сих пор закон оставляет многочисленные неясности как для резидентов, так и для таможенных органов. Часто расставлять точки приходится в судебном порядке. «Опора России» принимает уже не первую жалобу на толкование режима СТЗ, когда возникают разночтения между предпринимателем и таможней», — отмечает Александр Калинин, президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ».

Этой весной предприниматель Анастасия Васюк пыталась завезти во Владивосток партию футболок, для того чтобы сделать на них печать. Позиция ее компании заключается в том, что футболки в рамках таможенного регулирования являются «полуфабрикатом», а следовательно, как иностранный товар не попадают под меры нетарифного регулирования. Таможня посчитала иначе.

Анастасия Васюк: «Мы подавали декларацию четыре раза и три раза получили отказ в выпуске в связи с тем, что таможенный орган применял меры нетарифного регулирования. И только в четвертый раз, через 52 дня после подачи очередной декларации, он согласился с нашими доводами. Таким образом, главный вопрос состоит в разночтениях, в зависимости от того, с каким инспектором работаем, мы получаем прямо противоположный результат. А резиденту нужно четкое понимание, что можно и что нельзя. Новый Таможенный кодекс несколько изменяет те понятия и категории, которые были в предыдущем кодексе, содержит другие дефиниции, в результате чего даже при судебных спорах суды по-разному интерпретируют те или иные положения законодательства».

Конечно, заслуживает внимания и точка зрения противной стороны о том, что футболки, по сути, являются готовым продуктом, и нанесение на них каких-либо надписей не означает автоматом упразднение мер нетарифного регулирования, но, так или иначе, проблема налицо — складывающаяся практика еще не очевидна для обеих сторон диалога — таможни и бизнеса. Это может быть отнесено к свойствам переходного периода, вопрос — в сроках и конечном результате, который, как уже очевидно, будет отличаться от заявленного в 2015 г.

Источник: Конкурент

Опубликовано в Новости