ПРЕФЕРЕНЦИИ СВОБОДНОГО ПОРТА ВЛАДИВОСТОК. ЗЕМЛЯ БЕЗ ТОРГОВ ВАЖНЕЕ НАЛОГОВЫХ ЛЬГОТ?

Приморский край и Владивосток в частности за последние годы превратились в территории больших экономических надежд и начинаний. Уже действуют льготные для предпринимателей режимы ТОР и Свободного порта, принят закон, создающий специальный административный район, считай, офшорную зону на острове Русский. Тому, как развивается малый и средний бизнес в регионе, как он чувствует себя в новых, более благоприятных условиях, да и что в целом происходит в экономике Приморья была посвящена авторская программа «Разговор с Андреем Калачинским» на радио «Лемма». Экспертом выступил Антон Скорик, бизнесмен, глава ассоциации поддержки резидентов Свободного порта Владивосток.

— Последняя громкая инициатива государства в отношении нашего региона – создать офшорную зону на острове Русский, — начал беседу Андрей Калачинский. — Как нам это понимать и как относиться?

— Закон подписан недавно, — сообщил Антон Скорик. – В чистом виде речь не идет о привлечении иностранных предприятий. Детально с ним мы еще не познакомились, но в целом идея правительства выглядит так: вернуть в Россию те компании, которые так или иначе зарегистрированы за рубежом, предоставив условия даже лучше, чем в общеизвестных офшорах. Заявлен, например, ноль процентов по налогу на дивиденды. Фактически, сегодня в России для акционерных компаний он составляет 13 процентов. В некоторых офшорных юрисдикциях – Кипре и Сингапур – пять процентов. На Русском — ноль. Причем, компании территориально вернуться в Россию, но не под общероссийскую юрисдикцию. Это будет специальный административный район, наделенный автономностью, со своим финансовым судом – аналогом арбитражного суда. Это было заявлено на прошлом Восточном экономическом форуме во Владивостоке. Если, действительно, такой суд будет создан, то это снизит риски нахождения компаний под российскими законами и снизит уровень вмешательства наших арбитражных судов и правоохранительных органов в дела бизнеса.

Андрей Калачинский привел в пример Китай, где специальные административные районы уже успешно работают. Причем в Поднебесной въезд в такие территории ограничен. Не появится ли и на Русском острове блокопост?

— Закон вступит силу через 180 дней, то есть с января следующего года, — отметил Антон Скорик. — За это время, уверен, норма обрастет определенным количеством подзаконных актов. Там, наверняка, этот вопрос будет зарегулирован. Однако, я не думаю, что свободный доступ на остров Русский будет каким-то образом ограничен.

Долгосрочная перспектива

Далее разговор перешел на тему резидентов Свободного порта. Кто они и есть ли уже ощутимый экономический эффект от их наличия.

— Сегодня на территории СПВ действуют 815 резидентов, — подчеркнул эксперт. — Надо понимать, что территория СПВ одним Владивостоком не ограничивается. Это почти вся прибрежная зона Дальнего Востока. Это и Камчатка, и Сахалин, и Чукотка.

Тем не менее, Владивосток забрал на себя около 70 процентов от общего количество резидентов.

По словам Антона Скорика, для резидентов существуют определенные требования по локализации производства на территории. Вплоть до того, что продукция, которая будет произведена в СПВ, но переместится за его пределы, будет обложена таможенными пошлинами. В случае, если сырье для этой продукции ранее не было обложено пошлинами. Так что компания, чтобы стать резидентом, обязана не просто открыть головной офис на территории СПВ, но и разместить здесь производственные мощности.

Более того, как показала практика, основная преференция, которая нужна резидентам СПВ – это вовсе не налоговые льготы (хотя и это большой плюс), а предоставление земельных участков без торгов, обхождение процедуры аукциона.

— Процесс уже идет, но, к сожалению, с большим скрипом, — подчеркнул эксперт. – Сегодня мы обладаем показательной статистикой. На порядка 450 заявок, которые подали резиденты в департамент земельных и имущественных отношений, предоставлено всего лишь 80 участков. Мы видим, что сегодня только каждый пятый резидент получил преференцию по земле. Что это значит? Представьте предпринимателя, который поверил в то, что есть соответствующая преференция, зарегистрировал новое юридическое лицо, понес затраты, разработал бизнес-план, подтянул инвестиции, порядка трех месяцев потратил, чтобы стать резидентом, выбрал свободный участок. И вот он приходит в департамент земельных и имущественных отношений и начинается свистопляска. Три-шесть месяцев, а иногда и больше года компании ведут переписку с земельным департаментом. Заявка рассматривается, уточняется, дорабатывается. Конечно, часто предприниматель сам в заявке допускает ошибки и неточности. Но и со департамента не видно целеполагания, нет задачи помочь в оформлении. Исполнительный орган этот процесс просто отрабатывает. Отчасти, их можно понять. Чиновники руководствуются краткосрочными целями, нужно наполнить казну, а процедура обхождения торгов лишает бюджет каких-то сиюминутных денег. Но, если на земельном участке появится предприятие, то деньги станут поступать и от аренды и земли, и от хозяйственной деятельности предприятия. Посмотрите на долгосрочную перспективу.

Обратная сторона земли

По словам главы ассоциации поддержки резидентов СПВ, земельный вопрос стал главной темой разговора с новым руководителем Минвостокразвития Александром Козловым, состоявшимся в начале лета.

— У нас возникло предложение – передать часть полномочий по распоряжению земельными участками в корпорацию развития Дальнего Востока (КРДВ), — сообщил Антон Скорик. – Это, по сути, наша управляющая компания, которая работает при Минвостокразвитии. Там сидят не чиновники, а менеджеры, которые способны видеть экономический эффект наперед. Так родился законопроект, который предусматривает передачу перспективных и целевых земельных участков в КРДВ с согласованием на уровне муниципалитета и региона. На этих землях уже будет обозначена их функция. Нужен, например, Владивостоку гостиничный кластер – вот площадка, где можно строить только гостиницы. И так далее.

По словам эксперта, данный законопроект будет внесен на рассмотрение Госдумы осенью. Норма позволит также отсеять компании, которые стали резидентами только ради получения земельного участка без торгов.

— Мы видим, что появляются резиденты, которые с помощью преференций СПВ пытаются решить свои земельные вопросы, — отметил Антон Скорик. – Они оформляют участки, а затем перепродают их дальше. И это вызвало негодование со стороны Минвостокразвития. Это обратная сторона медали. С одной стороны – земля расходится. С другой – иногда она попадает в руки не рачительных хозяев, а перекупщиков. Такие резиденты портят имидж всего режима СПВ.

— То есть резидент может, получив земли, изменить свои бизнес-планы? – удивился Андрей Калачинский.

— Да, он может продать свою компанию вместе с участком земли, — отметил Антон Скорик. — В этом и проблема. У КРДВ есть механизм противостояния. Если в течение двух лет резидент нарушает графики ввода в эксплуатацию предприятия, то корпорация может начать процедуру расторжения статуса и, как следствие, отобрать участок. Но если предприниматель вбил на этом участке хотя бы один гвоздь и отчитался, что процессы запуска предприятия пошли, то данная процедура уже работать не будет. Поэтому, на мой взгляд, важно не количество, а качество резидентов. Мы в ассоциации хотим знать в лицо каждого. Нам важны практикующие резиденты, а не мечтатели, которые сталкиваются с реальной проблематикой.

Менять менталитет

Многие из предприятий, ставшие резидентами СПВ, уже запустились. Так, например, резиденты СПВ занимаются строительством жилых домов на территории Приморского края. Три объекта сданы в Надеждинском районе.

— Земельный участок благодаря получению резидентства СПВ удалось получить без процедуры торгов, — отметил Антон Скорик. – Для них снижены налоговые отчисления. Все это позволило эффективнее и дешевле построить дома. И цену на рынке объявили очень хорошую. Порядка 60-70 тысяч рублей за квадратный метр. При том, что качество строительства высокое.

Еще один резидент СПВ строит бюджетное жилье во Владивостоке в микрорайоне «Зеленый угол». Первая очередь сдана в начале года. С помощью статуса резидента компания получает земельные участки для следующих очередей. Стоимость квадрата в таких квартирах по владивостокским меркам тоже достаточно дешевый — порядка 60 тысяч рублей.

В высокой степени готовности торговый центр «Калина-Молл», расположенный в районе Чуркина. Это также проект одного из резидента СПВ. Его запуск планируется в этом году.

На территории Приморского края открылось производство инженерного оборудования, специальных плит для каркасного строительства малоэтажных домов и т.д. Однако, как заметил Андрей Калачинский, не заметно высоконаучных инновационных предприятий, которые бы «явно указывали, что мы движемся в 21-й век».

— Такая концепция закладывалась, когда закон о СПВ готовился, — согласился Антон Скорик. – Но надо понимать, что есть невидимая рука рынка, которая все расставляет на свои места. Можно заявлять любые фантазии, но эти фантазии всегда столкнуться с реальностью. Я бы хотел привести статистику общественной организации «Опоры России», которая проводили опрос среди предпринимателей: что больше всего мешает улучшению инвестиционного климата на Дальнем Востоке. Первое – это нехватка финансовых ресурсов. Высокие налоговые ставки – как раз то, что решает СПВ – только на втором месте. Дальше уже идет ужесточение конкуренции с теневым сектором, спад спроса на продукцию, низкая доступность необходимых профессионалов на рынке и проверки регулирующих органов. Последнюю проблему также помогает решить закон о СПВ, потому что резидента проверять гораздо сложнее. Для резидента нужно согласовывать плановые проверки. Как видно, закон о СПВ помогает решить целый ряд проблем, но далеко не все.

— Чего нам не хватает для быстрого развития бизнеса? – спросил Андрей Калачинский.

— У нас часто говорят про низкую производительность труда, — ответил Антон Скорик. – Недавно было проведено исследования на примере компании «Макдональдс». В США час работы сотрудника приносит 11 долларов. В России – 2,5 доллара. Разве он хуже работает? Или мы в четыре раз меньше бургеров едим. Это не так. Есть поправки на покупательскую способность, но прочие моменты. Так что дело не в производительности труда. Я считаю, что дело в менталитете. Восприятие предпринимателей, как людей, которые создают рабочие места, добавленную стоимость, как-то улучшают мир – свойственно только совсем молодым людям. Первое поколение предпринимателей, которые состоялось в 90-е годы, участвовали в неприятных историях, в залоговых аукционах и так далее. Они сформировали представление о себе, как о нечестных людях. Только в 2000-е годы стали появляться бизнесмены, которые создали что-то с нуля, создали сами. В США или в Канаде отношение к предпринимательской инициативе иное. Предприниматель – это звучит гордо. Нам пока к этому надо идти.

Источник: РИА VladNews со ссылкой на газету «Владивосток»

Опубликовано в Новости